фото. РИА.СИБИРСКИЙ ЭКИПАЖ.МАТРОС ЗОЛОТНИКОВ с ТОВАРИЩАМИ в УВОЛЬНИТЕЛЬНОЙ с БУТЫЛКОЙ ВОДКИ 1901г

фото. РИА.СИБИРСКИЙ ЭКИПАЖ.МАТРОС ЗОЛОТНИКОВ с ТОВАРИЩАМИ в УВОЛЬНИТЕЛЬНОЙ с БУТЫЛКОЙ ВОДКИ 1901г
Состояние: бу
номер лота 372353
Цена
45 000 руб.
4д 7ч. до окончания (25 Май 2024, 05:08:07)
Стоимость доставки оплачивает покупатель
Местоположение: Санкт-Петербург
0 просмотров


16.2на10.7см.Редкость.ТИПАЖ.Матрос Николай Золотников в увольнительной с товарищами разливают бутылку водки.На бескозырках надпись СИБИРСКИЙ ЭКИПАЖ.1901год. Место приписки - Дальний Восток. Владивосток.Кстати Александр Васильевич Колчак тоже 
служил в Сибирском флотской экипаже.Флотский экипаж — базовая часть в организации Военно-Морского флота Российской империи.В царском флоте экипаж входил в состав бригады и приравнивался к полку сухопутных сил. На Балтийском флоте экипажи носили номера с 1 по 27 включительно. На Черноморском флоте — с 28 по 44 включительно. Отдельно существовали Гвардейский, Каспийский, Сибирский, Квантунский экипажи, Ревельский полуэкипаж, Свеаборгская флотская рота. Каждому из экипажей присваивался знамённый флаг.На начало XX века весь личный состав флотов России делился на флотские экипажи численностью от 900 до 1100 человек. Во главе каждого из них обычно стоял офицер в чине капитана первого ранга.Каждый экипаж обычно комплектовал один крупный корабль и несколько боевых судов поменьше. К тому или иному экипажу часто прикомандировывали штабных офицеров для довольствия.Суда, комплектуемые Сибирским флотским экипажем, представляли собой либо военные транспорты, либо корабли береговой обороны — старый крейсер второго ранга (бывший винтовой клипер) «Забияка», мореходные канонерские лодки «Гиляк», «Кореец», «Манджур», «Сивуч» и «Бобр», минные крейсера «Всадник» и «Гайдамак». Минные силы были представлены номерными миноносцами № 201, 202, 203, 204, 206, 208–211, также семью малыми миноносками, возраст которых подходил к 40 годам. Кроме того, имелось портовое судно (ледокол) «Надежный» и портовое судно «Польза».Говоря о флотских традициях российского происхождения, чаще всего упоминают «питие, определяющее сознание», а также страсть отечественных морских офицеров к сквернословию.Наиболее приятным матросскому сердцу развлечением было, естественно, увольнение на берег. В порту можно было выпить на сэкономленные деньги, встретиться с барышней, да и просто прогуляться — не встрою, а попросту, почти как «вольному». Чаще всего матросов свозили на сушу на время между полуднем и сумерками (где-то до половины шестого или шести часов вечера). Увольняли сразу не более четверти личного состава — исходя из вместимости плавсредств и для того, чтобы корабль не терял боеготовности (кроме того, в ряде портов случались неожиданные шквалы, для противодействия которых парусным судам нужно было значительное число матросов). За нижними чинами наблюдали специально отряженные матросы, кондукторы и унтер-офицеры, на которых, в частности, была возложена обязанность урегулирования конфликтов между нижними чинами, береговыми властями и обывателями. Во главе «команды» ставили офицера (чаше всего — из молодых). Естественно, для таких отрядов вводился «сухой закон».Офицер-наблюдатель, кроме того, организовывал доставку на корабль мертвецки пьяных матросов, валявшихся вдоль дорог, ведущих в порт. Для оперативного руководства данным процессом ему нужно было быть у шлюпок за полчаса-час до момента их отхода обратно к кораблю. Другой важной задачей наблюдателя был контроль за собственным «отрядом быстрого реагирования» — отряженные в дозор матросы и унтера тоже были людьми и напиться могли ничуть не хуже, нежели те, за которыми они должны были надзирать.Перед свозом каждой группы матросов на берег к нижним чинам обращался старший офицер, командир или даже адмирал Начальство отечески напоминало подчиненным об опасности приема внутрь большого количества алкоголя (особенно — в жарком климате) и рекомендовало не обращаться к услугам разного рода темных личностей, продававших из-под полы крепкие напитки и предлагавших дам «легкого поведения».Между тем поведение матросов на берегу чаще всего было далеко не идеальным. Одни напивались до такого состояния, что едва могли стоять на ногах. Другие ввязывались в драки.По прибытии шлюпок к борту корабля часть матросов поднималась на палубу «своим ходом», а другим помогали лучше державшиеся на ногах товарищи. Остальных переправляли с помощью судовых подъемных средств. Наиболее популярным устройством были так называемые гордени — неподвижно закрепленные на судовом рангоуте блоки.Методы определения, насколько пьян вернувшийся с берега матрос, были у каждого старшего офицера свои. Писатель Леонид Соболев, например, приводит следующий: если матрос к отходящей шлюпке своими ногами из города дошел, по трапу поднялся и хоть кое-как, но фамилию и номер увольнительной жестянки доложил — он беспрепятственно мог идти в кубрик.Увольнение на берег очень часто имело и другие цели, кроме как дать команде развеяться. Как писал незадолго до Первой мировой войны по итогам визита в Скандинавию командующий Балтийским флотом адмирал Николай фон Эссен, «команды имели случай увидеть чужие порядки и нравы и убедились, что за границею далеко не так хорошо и свободно, как об этом говорится на родине». На фотографии именно бутылка водки.Русскую водку в Российской Империи именовали «Столовое вино»,"Казенное вино",казенное столовое вино" «Русское добро», «Хлебное вино», «Очищенное вино», «Тминная», «Крамбамбулевая» (на меду) , достаточно широкий ассортимент (около 90 сортов) был у Петра Смирнова, Николая Шустова, их напитки считались эталоном среди спиртного разнообразия, как и у В.А. Штритера, Бекмана или у других известных российских водочников, впрочем, кроме пожалуй самых известных (упомянутых), существовали и другие производители спиртных напитков по всей территории Российской Империи, во всех губерний огромной Российской Империи. Надписи на бескозырках были как СИБИРСКИЙ ЭКИПАЖ(более редко встречаются на фото),так и СИБИРСКИЙ ФЛОТСКИЙ ЭКИПАЖ. Состояние на фото,доставка лота в другой регион-почта России. 

Смотрите другие мои товары
Похожие товары