Старинная гравюра в раме:СЕРОВ.В. ПЕТР ПЕРВЫЙ, автотипия картины,Российская Империя, нач.20в.

Старинная гравюра в раме:СЕРОВ.В. ПЕТР ПЕРВЫЙ, автотипия картины,Российская Империя, нач.20в.
хорошее
номер лота 505684
2д 12ч. до окончания (06 Март 2021, 15:56:15)
Стоимость доставки оплачивает покупатель
  • Почта России (бандероль/посылка «заказная») 650 руб.
Местоположение: Санкт-Петербург
1/1  просмотров

Старинная гравюра выполнена в технике автотипии.Размеры рамы:37.5на35см.Состояние на фото,доставка лота в другой регион-почта России. Для справки:Петр Первый - Валентин Александрович Серов. 1907г.Картина написана по заказу издателя и книготорговца Иосифа Николаевича Кнебеля для репродуцирования в серии "школьных картин" по русской истории. "Страшно, судорожно, как автомат, шагает Петр... Он похож на Божество Рока, почти на смерть; ветер гудит ему по вискам и напирает в грудь, на глаза. Еле поспевают за ним испытанные, закаленные "птенцы", с которых он смыл и последний налет барского сибаритства, которых он превратил в денщиков и рассыльных. Глядя на это произведение, чувствуешь, что... в императора Петра I вселился грозный, страшный бог, спаситель и каратель, гений с такой гигантской внутренней силой, что ему должен был подчиниться весь мир и даже стихии", -писал о картине Александр Бенуа. "Гений - парадоксов друг" - Серов увидел Петра в том парадоксальном "двуединстве", которое у Бенуа выражено словами "спаситель и каратель" и которое с разительной точностью и лаконизмом сформулировано Пушкиным в Полтаве: ...Его глаза 
Сияют. Лик его ужасен. 
Движенья быстры. Он прекрасен, 
Он весь, как божия гроза. Картина Серова представляет не только Петра, но и его столь же "ужасное и прекрасное", как и он сам, творение - Петербург. Петр со свитой шествует по необжитой, суровой земле, где бродят коровы, "по мшистым, топким берегам", к которым подступают, "котлом клокоча и клубясь", тяжелые невские волны. На дальнем же плане - панорама города, ряд построек вдоль берега реки, среди которых возносится сверкающий, словно озаренный солнцем, проглянувшим вдалеке во время грозы, шпиль Петропавловского собора. Эта панорама, эта бледно-сиреневая вода, цвет которой столь резко контрастирует с общим тоном картины, напоминают несколько условную театральную декорацию, на фоне которой разворачивается действие. Известно, что строительство Петропавловского собора с его знаменитым шпилем было завершено лишь почти десятилетие спустя после смерти Петра. Зрелище на дальнем плане - прекрасное видение, словно пророчество о будущем великом городе: 
Прошло сто лет, и юный град, 
Полнощных стран краса и диво, 
Из тьмы лесов, из топи блат 
Вознесся пылко, горделиво. ЦАРЬ БЕЗ ГЛЯНЦА.Валентину Александровичу Серову издатель заказал картину, которая должна была изобразить царя Петра на постройке Петербурга.Выбор был точен: противоречивая фигура царя-преобразователя давно не давала покоя художнику. И он со свойственной ему основательностью взялся запечатлеть образ "настоящего" Петра, не приукрашенного и не припудренного. Академик Игорь Грабарь, автор первой монографии о Валентине Серове, записал и сохранил для нас слова живописца:"Обидно... что его, этого человека, в котором не было ни на йоту тщеславности, оперы, всегда изображают каким-то оперным героем и красавцем. А он был страшный: длинный, на слабых, тоненьких ножках и с такой маленькой, по отношению ко всему туловищу, головкой, что больше должен был походить на какое-то чучело с плохо приставленной головою, чем на живого человека. В лице у него был постоянный тик, и он вечно "кроил рожи": мигал, дергал ртом, водил носом и хлопал подбородком. При этом шагал огромными шагами, и все его спутники принуждены были следовать за ним бегом. Воображаю, каким чудовищем казался этот человек иностранцам и как страшен он был тогдашним петербуржцам. Идет такое страшилище с беспрестанно дергающейся головой. Увидит его рабочий - хлоп в ноги! Петр тут же его дубиной по голове ошарашит: "Будешь знать, как кланяться, вместо того чтобы работать!" У того и дух вон. Идет дальше. А другой рабочий, не будь дурак, смекнул, что и виду не надо подавать, будто царя видишь, и не отрывается от дела. Петр дубиной укладывает и этого на месте: "Будешь знать, как царя не признавать". Страшный человек..."Художник работал над картиной осень и зиму 1907 года. Трудился в архивах и запасниках Эрмитажа, зарисовывая в разных ракурсах посмертную маску Петра (ее снял с лица царя после его смерти скульптор Бартоломео Карло Растрелли), посещал исторические лекции, без устали занимаясь рутинной подготовительной работой. В итоге Серов стал непревзойденным знатоком петровской эпохи: мельчайшие детали его картины имеют убедительное документальное обоснование. Но, конечно же, суть картины "Петр I" не может быть сведена только к этому. 
Серов гениально воссоздал живописными средствами визуальный образ петровской эпохи. По силе эстетического и эмоционального воздействия его полотно вполне соизмеримо с посвященной царю Петру прозой Пушкина: "Достойна удивления разность между государственными учреждениями Петра Великого и временными его указами. Первые суть плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости, вторые нередко жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом. Первые были для вечности, или по крайней мере для будущего, - вторые вырвались у нетерпеливого самовластного помещика[1]". Картина Серова "Петр I" - это не только яркий пример удачного и запоминающегося изображения былого, это феномен воссоздания реальнейшей реальности, реальности в превосходной степени; это пример достижения Абсолюта - высшего эталона художественной правды, любое отклонение от которого рассматривается как отклонение от правды Истории. В полотне Серова есть ни с чем не сравнимое обаяние того "тона правды", который мы можем отыскать лишь на страницах гениальной эпопеи Толстого "Война и мир". Что изображено на картине "Пётр I":"Посреди самого пылу войны Петр Великий думал об основании гавани, которая открыла бы ход торговле с северо-западною Европою и сообщение с образованностию. Но Петр Великий положил исполнить великое намерение и на острове, находящемся близ моря, на Неве, 16 мая заложил крепость С.-Петербург (одной рукою заложив крепость, а другой ее защищая. Иван Голиков)""Между островы теми малый есть островец, на самом разсечении полуденныя и средния струи стоящий; тот островец судился быти угодный к новой крепости, понеже и мал собою, так что лишней на нем земли, кроме стен градских, не останется; и однак не так мал, чтоб не доволен был дать на себе места фортеции приличнаго, и вкруг себя глубину имеет корабельным шествиям подобающую..." (Феофан Прокопович)"Река постоянно была заполнена большими кораблями, привозившими всевозможные материалы" (Петербург в 1714 году. Мемуары П.Г. Брюса, офицера на службе Пруссии, России и Великобритании)4. 
На груди царя - звезда ордена Св. апостола Андрея Первозванного. Сам Петр I, учредивший первый и высший российский орден, был отмечен этой наградой лишь седьмым, за конкретный военный подвиг, совершенный в 1703 году, - взятие двух шведских боевых кораблей в устье Невы. За то же дело ордена был удостоен и соратник Петра - А.Д. Меншиков. Всего в петровское время орден получили 38 человек."Он носит свои собственные волосы [без парика], что ему очень к лицу. А вообще он ходит в скромной одежде, не любит нарядов и излишнего числа прислуги. Он ненавидит праздность и любит тех, кто усердно занимается работой, в чем бы она не заключалась" (Описание новопостроенного на оконечности Восточного моря русского столичного города С.-Петербурга, в котором описывается его местоположение, возникновение и развитие... 1716-1717 гг.)"...Наконец пришел его величество царь в простом зеленом кафтане, сделанном наподобие тех, которые носят моряки в дурную погоду (перед тем же на нем был коричневый с серебряными пуговицами и петлицами); шляпу он почти никогда не надевает, приказывая носить ее за собою одному из своих денщиков"6. В первой половине XVIII века модным головным убором была треуголка, украшенная галуном и перьями, но обычно ее не надевали, а держали на сгибе левой руки."Крепостная церковь... самая большая и красивая в Петербурге; при ней высокая колокольня в новом стиле, крытая медными, ярко вызолоченными листами, которые необыкновенно хороши при солнечном освещении. Эта прекрасная церковь построена вся из камня и не в византийском, а в новом вкусе, внутри с крепкими сводами и колоннами, снаружи с великолепным портиком, находящимся под колокольнею. (Камер-юнкер Фридрих-Вильгельм7 Берхгольц. Дневник. 24 июля 1721 года).Художественные критики не все поняли картину, как часто не понимали они и многих портретов Серова. Раздавались голоса, обвинявшие автора в шаржировании образа Петра Великого. Но Серов недаром вживался в этот образ. Напряженный ритм шествия передает силу и напор Петра, и вместе с тем дает ощутить бесчеловечное и страшное начало его движения, за которым не поспевают остальные. Через изображение эпизода истории Серов глубоко раскрыл Петра и петровскую эпоху. Серов, Валентин Александрович(1865, Санкт-Петербург — 1911, Москва) — русский живописец и график, мастер портрета. 

Смотрите другие мои товары
Похожие товары