КЛАВИР для ПЕНИЯ.МЕЙЕРБЕР.Опера ГУГЕНОТЫ/Les Huguenots на фр.яз.Париж+либретто ГУГЕНОТЫ издГутхейль

КЛАВИР для ПЕНИЯ.МЕЙЕРБЕР.Опера ГУГЕНОТЫ/Les Huguenots на фр.яз.Париж+либретто ГУГЕНОТЫ издГутхейль
Состояние: хорошее
номер лота 540259
Цена
13 460 руб.
3д 11ч. до окончания (31 Октябрь 2021, 04:16:08)
Стоимость доставки оплачивает покупатель
  • Почта России (бандероль/посылка «заказная») 400 руб.
Местоположение: Санкт-Петербург
2/1  просмотров

1.Клавир для пения на французском языке.Опера Мейербера ГУГЕНОТЫ в 5-ти актах,изд.Париж,увеличенный формат,владельческий переплет эпохи-полукожа,453стр. 2.Либретто.ГУГЕНОТЫ, муз.Мейербера,слова Скриба,перевод Калашникова,изд.Гутхейль,Москва,1907г.,102 стр. Состояние на фото,доставка лота в другой регион-почта России. ДЛЯ СПРАВКИ: 
29 февраля 1836 года в парижской Королевской академии музыки («Гранд-опера») состоялась премьера оперы Джакомо Мейербера «Гугеноты».Либретто Скриба и Э.Дешана (на французском языке) по мотивам романа П.Мериме «Хроники царствования Карла IX».Время действия: август 1572 года. 
Место действия: Турень и Париж. Именно опера «Гугеноты» сделала Мейербера в 1836 году королем оперы не только в Париже, но практически всюду. У Мейербера было достаточно хулителей его таланта даже при жизни. Рихард Вагнер назвал либретто Мейербера «чудовищным попурри, исторически-романтической, священно-фривольной, таинственно-бронзовой, сентиментально-надувательской мешаниной» и даже после того, как Мейербер занял видное положение и его уже нельзя было так легко третировать, постоянно нападал на него со всяческой хулой (правда, один раз, совершив редкий для него честный поступок, он признал, что четвертое действие «Гугенотов» всегда глубоко его волновало). Вскоре после постановки «Роберта-дьявола» дирекция парижского театра Большой оперы заказала Мейерберу новое произведение. Выбор пал на сюжет из эпохи религиозных войн по роману П. Мериме (1803–1870) «Хроника времен Карла IX», имевшему при своем появлении в 1829 году шумный успех. Постоянный сотрудник композитора, известный французский драматург Э. Скриб (1791–1861) дал в своем либретто свободно романтическую трактовку событий знаменитой Варфоломеевской ночи с 23 на 24 августа 1572 года. Пьеса Скриба «Гугеноты» (что значит — товарищи по клятве) изобилует эффектными сценическими контрастами и мелодраматичными ситуациями в духе французской романтической драмы. В создании текста принимал участие также театральный писатель Э. Дешамп (1791–1871); активную роль играл сам композитор.Исторической основой сюжета послужила борьба между католиками и протестантами в XVI веке, сопровождавшаяся массовыми преследованиями и безжалостным взаимным уничтожением. На этом фоне развертывается история любви главных героев оперы — Валентины и Рауля. Перед нравственной чистотой и силой их чувства жестокость религиозного фанатизма оказывается бессильной. Произведение имеет яркую антиклерикальную направленность, особенно остро воспринимавшуюся современниками, ее пронизывает гуманистическая идея права каждого человека на свободу убеждений, на подлинное счастье.«Гугеноты» — яркий образец французской «большой оперы». Грандиозные массовые сцены, эффектные зрелищные номера сочетаются в ней с показом трогательной лирической драмы. Контрастное богатство сценических образов позволило объединить в музыке различные стилистические средства: итальянскую певучесть с методами симфонической разработки, идущей от немецкой школы, протестантский хорал — с цыганскими плясками. Романтическая приподнятость выражения усиливает напряженность музыкальной драматургии.В увертюре звучит мелодия протестантского хорала XVI века, которая затем проходит сквозь всю оперу.Надо заметить, что существовали определенные политические препоны в распространении оперы. Так, например, русская цензура запрещала демонстрацию на сцене всякого рода заговоров, тем более с участием царствующих особ и затрагивающих религиозные темы. Впервые в России сочинение было исполнено в Одессе немецкой труппой (1843). Итальянская труппа поставила оперу в сильно перекроенном виде под названием «Гвельфы и Гиббелины» в Петербурге только в 1850 с участием Джулии Гризи, Марио, Тамбурини. Опера была сильно изменена (действие перенесено в средневековую Италию) и носила название «Гвельфы и гибеллины» (1850). Пояснения по этому поводу находим в отзыве одного из музыкальных критиков «С.-Петербургских ведомостей»: «На многих других европейских театрах, которые для сохранения сценического приличия не хотели, чтоб на театре происходили религиозные распри и печальные явления тех веков фанатизма, когда люди, в слепоте и невежестве, думали воздавать хвалу богу, истребляя заблудившихся братиев, название и самый сюжет оперы были изменены и здешняя дирекция последовала этому похвальному примеру, предоставив нам почти всю музыку прекрасного творения Мейербера, представив вместо отвратительных сцен Варфоломеевской ночи — эпизод истории Италии средних веков, когда она раздираема была междуусобием Гвельфов и Гибеллинов». Лишь в 1862 состоялась русская премьера оперы в Мариинском театре под управлением К.Лядова с участием Сетова в партии Рауля. В Большом театре опера была поставлена в 1866 (дирижер И.Шрамек). Сочинение было очень популярно в России и, практически, не сходило со сцен театров как в столице, так и в частных антрепризах в провинции (Казань, Саратов, Новгород, Харьков, Тифлис, Одесса, Пермь и др.). В партии Рауля блистали М.И.Михайлов, Н.Фигнер, Алчевский, Ершов. Замечательной Маргаритой была Мравина, блестящей Валентиной, остро соперничающей с М.Фигнер, была В.Куза. Историк оперы Э.Старк так описывает один из спектаклей «Гугенотов» с участием Н.Фигнера и Кузы:«Во время дуэта Фигнер шепчет: 
— Валентина Ивановна, не давайте так много голоса, вы меня заглушаете. 
Та, как ни в чем не бывало, продолжая сцену, пренебрежительно отвечает: 
— А Вы поднатужьтесь! 
Дескать, я тебе не Медея Ивановна, которая уж знает, где ей себя убрать, а тебя выдвинуть…». К «Гугенотам» же относились вполне серьезно, и постановщикам оперы во многих городах, где уважалась католическая вера, приходилось маскировать религиозный конфликт, о котором в опере идет речь. В Вене и Санкт-Петербурге опера шла под названием «Гвельфы и гибеллины», в Мюнхене и Флоренции — как «Англикане и пуритане», в последнем городе также как «Ренато ди Кронвальд».Еще в 1905 году в «Гугенотах» можно было услышать Карузо, Нордику, Зембрих, Скотти, Валькер, Джорнет и Планкон. Мейербер, Джакомо (нем. Giacomo Meyerbeer, урождённый Якоб Либман Бер — нем. Jacob Liebmann Beer; 5 сентября 1791, Тасдорф, Германия — 2 мая 1864, Париж, Франция) — немецкий и французский композитор еврейского происхождения. В 1831 году, с рождением его оперы «Роберт-дьявол» и опер его преемников, возник жанр «Большой французской оперы». Стиль мейерберовской Большой оперы был достигнут путём слияния немецкой оркестровой традиции, искусства bel canto и французской декламации, которые были использованы в контексте нашумевшего мелодраматического либретто Эжена Скриба и дополнены существующими на тот момент театральными традициями Парижской оперы. Таким образом установился стандарт, благодаря которому Париж сумел сохранить свой статус оперной столицы XIX века.Все либретто зрелых опер Мейербера выделяются тем, что главным элементом сюжетной линии является жизнь героя во враждебной среде. Рауль из «Гугенотов», Жан из «Пророка», Васко да Гамма из «Африканки» — все они «изгои». Было высказано предположение, что «выбор Мейербером этих тем вовсе не случаен; в нём отражаются чувства человека, который живёт в потенциально враждебном обществе».Выбор иудаизма в качестве своей религии был личным решением 20-летнего Мейербера. После смерти в 1811 году его деда по материнской линии композитор написал своей матери: «Пожалуйста, примите моё обещание всегда жить по законам той религии, приверженцем которой был он».В письме к Генриху Гейне в 1839 году он изрёк такую мысль: «Я верю, что богачи подобны „любви“ в театральных пьесах и новеллах: независимо от того, как часто она встречается … любовь никогда не упускает свою жертву, если уже ей овладела … [Ничто] не может вернуть обратно крайнюю плоть, которой мы лишаемся на восьмой день жизни; а те, чья рана от операции на девятый день не кровоточит, будет продолжать страдать всю свою жизнь, и даже после смерти".Мейербер не был приверженцем какой-либо теории или философии музыки, не был он и новатором в области гармонии или музыкальной формы. По словам Джона Х. Робертса, композитор был переполнен огромным количеством захватывающих мелодий, располагал богатым запасом гармонических средств, знал все возможности оркестра.Все его значительные сочинения созданы для голоса (оперы и песни), что говорит о его доскональном знании итальянской оперы. На протяжении всей своей карьеры Мейербер писал оперы, ориентируясь на возможности конкретных исполнителей, и очень тщательно следил за тем, чтобы в партии певец мог показать свои сильные стороны.Мейербера всегда был озабочен усилением театральности своих опер.Из книги Н. А. Римского-Корсакова «Летопись моей музыкальной жизни» узнаём, что в детстве (1840-е годы) он исполнял различные попурри на мотивы из «Пророка» и «Гугенотов». Также композитор написал: «В учебный 1858/1859 год … слышал на сцене „Роберта“ …; „Роберта“ я полюбил ужасно. Опера эта была у Головиных в виде клавираусцуга, и я проигрывал её. Оркестровка (хотя я этого слова не знал) казалась мне чем-то таинственным и заманчивым. В кружке Головиных говорилось, что „Роберт“ и „Гугеноты“ — прекрасная и учёная музыка».Уже будучи преподавателем Санкт-Петербургской консерватории Римский-Корсаков полагал, что лучшего примера для обучения оркестровке, чем большие парижские оперы Мейербера не найти. А став «инспектором морских музыкантов» композитор переложил немало музыки Мейербера для исполнения военным оркестром: «В течение сезона 1873/74 года я принялся за оркестровку для военного оркестра. В течение этого и нескольких последующих годов мною были аранжированы: Коронационный марш из „Пророка“, … ария Изабеллы из „Роберта“, … большая сцена заговора из „Гугенотов“ …».Музыка Мейербера оказала сильное влияние не только на европейскую оперу, но и на русскую. Например, в опере М. П. Мусоргского «Борис Годунов» (1874), в которой характер царя перекликается с образом Бертрама («Роберт-Дьявол»), а песня Варлаама с песней Марселя («Гугеноты»), или «Хованщине» (1886), где старец Досифей также очень походит на Марселя. Чайковский вообще считал оперу «Гугеноты» «одним из величайших произведений…» и не раз вдохновлялся творениями Мейербера. Влияние музыки немца можно обнаружить в операх «Орлеанская дева» и «Опричник» («Гугеноты»). Знаменитый венский критик Эдуард Ганслик утверждал, что дуэт гугенотов также вдохновил русского композитора на создание заключительной сцены из «Евгения Онегина». Что касается нигилистического кредо «Пророка» в последней сцене 5 акта, то оно найдёт отражение в сцене смерти Германа из «Пиковой дамы». Огюстен Эжен Скриб (фр. Augustin Eugène Scribe; 25 декабря 1791, Париж — 21 февраля 1861, там же) — французский драматург, специализировавшийся на комедиях и водевилях.В 1834 году Скриб был избран во Французскую академию .Избранию Скриба А. С. Пушкин посвятил отдельную публикацию, куда включил перевод речи Скриба, названной им «блестящей», а её автора — «представителем французского остроумия».В России известен прежде всего по пьесе «Стакан воды». В 1979 году пьеса была экранизирована Юлием Карасиком(с Аллой Демидовой и Кириллом Лавровым).Скриб успешно трудился как либреттист,в частности,автор либретто к опере Мейербера ГУГЕНОТЫ.

Смотрите другие мои товары
Похожие товары