ЛЕВ ИВАНОВИЧ ШПЕРГАЗЕ-глав.инженер и управляющий телефон.фабрики ЭРИКСОН в СПб/"Красная Заря" 1910-е

ЛЕВ ИВАНОВИЧ ШПЕРГАЗЕ-глав.инженер и управляющий телефон.фабрики ЭРИКСОН в СПб/"Красная Заря" 1910-е
Состояние: хорошее
номер лота 568818
Цена
16 560 руб.
1д 21ч. до окончания (09 Октябрь 2022, 01:24:07)
Стоимость доставки оплачивает покупатель
  • Почта России (письмо «заказное») 150 руб.
Местоположение: Санкт-Петербург
4/3  просмотров

Старинное фото.Размеры:11на6.6см.ЛЕВ ИВАНОВИЧ ШПЕРГАЗЕ,главный инженер и управляющий заводом ЭРИКСОНА в СПб(с 1922г.-Петроградский телефонный завод «Красная Заря»).Состояние на фото,доставка лота в другой регион-почта России. ДЛЯ СПРАВКИ:Среди несправедливо забытых крупных деятелей в области электросвязи — бывший управляющий (директор) крупнейшей петербургской Телефонной фабрики Эриксона (с августа 1922 г. Телефонный завод «Красная Заря»), сохранивший ее в работоспособном состоянии в годы гражданской войны и после военной разрухи, один из руководителей советской слаботочной промышленности Лев Иванович Шпергазе.Леон (Лев) Иванович Шпергазе (Spörhase)- 15.04.1874 – 14.10.1927-выдающийся русский инженер,организатор не только телефонного производства в России, но и всей промышленности связи в первой четверти ХХ века.Лев Иванович Шпергазе родился в Санкт-Петербурге 27 (15) апреля 1874 г. О его родителях известно мало. Отец, Иоганн Христиан (Iohann Christian Spörhase), часовых дел мастер, купец III гильдии, умер в 1876 г. [5,6]. Мать — Леонида София, урожденная Энглунд (Эдлунд?), была воспитанницей, а затем учительницей женской частной школы пансиона Э. П. Шаффе (с 1883 г. - гимназии), и тоже скончалась рано. Осиротевшего мальчика усыновила хозяйка пансиона Эмилия Павловна Шаффе (1827–1906).В 1894 г. Лев Иванович, сдав конкурсные экзамены, был зачислен в Электротехнический институт императора Александра III — первое в России высшее учебное заведение, в котором готовили специалистов по электросвязи — телеграфии и телефонии. Телефония в России в 1890-е годы, вызванная потребностями промышленности, торговли и общественной жизни, только становилась на ноги. Первым преподавателем курса телефонии и автором научных трудов по этой дисциплине на русском языке был Павел Дмитриевич Войнаровский (1866–1913). Дипломный проект Л.И. Шпергазе, был представлен среди экспонатов, выставленных Электротехническим институтом на Всемирной выставке в Париже в 1900 г.По окончании Электротехнического института Лев Иванович был оставлен на два года для подготовки к преподавательской деятельности по телефонии под руководством профессора П.Д. Войнаровского. С 1902 г. он уже читал лекции по разработанному им самим спецкурсу «Телефонное оборудование и центральные телефонные станции», а с 1904 по 1913 г. был штатным преподавателем ЭТИ. Организаторские и инженерные качества Л. И. Шпергазе особенно проявились в его работе на заводе «Л. М. Эриксон и К°», открытом в 1898 г. шведским предпринимателем Л. М. Эриксоном на 20-й линии Васильевского острова. В 1900 г. завод переехал в специально построенное здание на Б. Сампсониевском проспекте, дом 60.В том же году пришел работать на завод молодой специалист Л. И. Шпергазе. В 1902–1903 гг. под его руководством была смонтирована по образцам Стокгольмского завода «Л. М. Эрик сон и К°» в г. Риге телефонная станция. Эта работа дала первый ценный опыт строительства центральных станций емкостью до 10 000 абонентов. Деловые качества Л. И. Шпергазе были по до стоинству оценены руководством фабрики. В 1903 г. ему пору чили исполнять обязанности главного инженера и заведующего фабрикой по доверенности. Работая с 1900 г. инженером, а затем и управляющим на фабрике, Л.И. Шпергазе сделал его самым крупным телефонным предприятием России.В 1905 г. Петербургское отделение компании «Л. М. Эриксон» было преобразовано в «Русское акционерное общество», которое выкупило у Ларса Магнуса Эриксона телефонный за вод с землей и со всеми находящимися на ней постройками, машинами, станками, запасами материалов. Владельцем большей части акций стал Стокгольмский завод Эриксона. В правление акционерного общества входили два директора: по торговой части директорские функции выполнял шведский подданный Эрик Андреевич Сандберг, технический отдел возглавлял русский инженер Л. И. Шпергазе. В 1905 г. Россия занимала последнее место по телефонизации в Европе. Один аппарат в России приходился на 2000 жителей, в Германии — на 100, в Швеции — на 45, в Великобритании — на 120, во Франции — на 28019. Торгово промышленная, культурная и общественная жизнь в стране тре бовала развития телефонного дела. Расширялось строительство земских и уездных телефонных сетей общего пользования с привлечением государственного и частного капитала, увеличивалось количество междугородных сообщений. С увеличением потребностей рынка строились новые корпуса завода, увели чивалась производственная мощность, количество рабочих и служащих в 1905-1909 гг. составляло 475 человек. Под руководством Л. И. Шпергазе завод АО «Л. М. Эриксон и К°» стал самым крупным телефонным предприятием России. Наряду с большой работой по руководству Акционерным обществом и таким многопрофильным промышленным предприятием, как завод «Л.М. Эриксон», Лев Иванович принял на себя ряд государственных и общественных обязанностей. Он состоял членом Совета торговли и промышленности (1911–1916), гласным Городской думы (1913–1917), членом Исполнительной городской комиссии по сооружению каналов и переустройству водоснабжения Петрограда (1914–1923), членом Главного по фабричным и горно-заводским делам присутствия (1916–1917), петроградским присяжным столоначальником по делам страхования рабочих (1917). Во время русско-японской войны для нужд армии был вы пущен новый тип военно-полевого аппарата с фоническим вызовом, применявшийся в инженерных войсках до 1909 г., и военно полевой коммутатор на шесть линий. В 1906 г. для Петербургской телефонной сети выпускались аппараты системы с центральной батареей. В 1907 г. такими аппаратами была укомплектована Московская городская сеть, в 1909 г. — Бакинская. Для Центральной телефонной станции изготавливались коммутаторы типа «Мультипль» на 3000 абонентов; 

коммутатор того же типа с увеличенной емкостью (до 10 000 номеров) был изготовлен для Нижегородской телефонной станции. Выпускались особые водонепроницаемые аппараты для кораблей и пароходов, переносные аппараты для железной дороги, настольные и настенные аппараты для городского населения.Л. И. Шпергазе тщательно подбирал состав инженерной группы завода. В основном это были инженеры, окончившие Электротехнический институт: А. М. Хабаров, А. А. Величко, А. А. Паршин, И. Г. Моргун, Н. Н. Трехцинский, В. К. Якимов, Ф. Л. Дубовсков, В. П. Кузьмин, Ф. И. Филиппов, Б. Ф. Либих и др.В 1910 г. на заводе было организовано новое производство — выпуск приборов управления артогнем, включая центральное управление прицельными механизмами, автоматическую на водку орудия с центрального поста и др. Для руководства этими работами и разработки новых приборов Лев Иванович пригласил инженер-полковника Якова Николаевича Перепелкина, талантливого специалиста в области артиллерийской техники. Он работал на заводе с 1910 по 1918 гг. В эти годы он сконструировал новый тип прицелов, устанавливаемых на артиллерийских орудиях военных кораблей, новую систему управления артиллерийским огнем на расстоянии, систему автоматизации для управления орудийными башнями и др. С инженер-полковника он повысился в чине до инженер-генерала (1916).В связи с выпуском новой продукции на заводе появились новые цеха — литейный, кузнечный, оборудованный фрикционными прессами, приводным и пневматическим молотами. Заводом был выпущен специальный электродвигатель для первых опытных приборов управления огнем, установленный на линкоре «Александр II» и на четырех канонерских лодках Амурской флотилии. Позднее была разработана система автоматической установки прицелов орудий из одного определенного пункта. 

Система была установлена заводом на крейсере «Диана», на форте «Красная горка», на двух башенных батареях восьмидюймовых орудий Морской крепости Петра Великого и на четырех линкорах: «Полтава», «Севастополь», «Гангут» и «Петропавловск». По заказу Морского ведомства были разработаны при боры для стрельбы береговой и морской артиллерии, приборы для управления артогнем и для центрального наведения орудий Кронштадтской крепости. Были выполнены специальные ра боты по созданию центральной наводки на линейных кораблях типа «Севастополь» и на крейсерах типа «Измаил», изготовлены приборы управления торпедными аппаратами, а также приборы для определения курса и скорости кораблей противника с по мощью двух кораблей путем радиоуправления с одного корабля механизмами прибора, установленного на другом корабле.Большая общественная нагрузка не мешала качественной работе руководимого Львом Ивановичем Акционерного общества, основной капитал которого непрерывно увеличивался (с 1,0 млн. руб. в 1913 г. до 2,0 млн. руб. в 1914 г.).Русское акционерное общество «Л. М. Эриксон» имело свои представительства в Московском, Тверском, Смоленском, Калужском, Тульском, Рязанском, Владимирском и других регионах. В 1916 г. произошло еще одно укрупнение производства — было заключено соглашение между САТАБ (Сток гольмская всеобщая компания телефонов) и РЛМЭ (Русское Акционерное общество Л. М. Эриксона) для совместных работ по телефонно-строительной деятельности в России (исключая Финляндию), изготовлению телефонной продукции и ее продажи, эксплуатации телефонных сетей. В новом сообществе правление состояло из семи человек, включая председателя и Лев Иванович Шпергазе по три представителя с каждой стороны. Были куплены новые участки земли по Б. Сампсоньевскому проспекту, Фризову и Бабурину переулкам, построены новые корпуса. Число рабочих достигло 3248 человек, трудившихся в две смены.С началом первой мировой войны фабрика "Эриксон и Ко" спешно расширилась и приступила к выполнению заказов военного ведомства. На фабрике появились военно-морской и технический отделы, которые занимались научно-инженерными изысканиями. В 1915 году телефонно-телеграфное производство на фабрике стало одним из крупнейших производств в Петербурге. По сути, фабрика стала заводом, где уже работало более 3 тысяч человек. Большая часть акций теперь принадлежала русским предпринимателям, что способствовало изгнанию с завода "Эриксон и Ко" сначала немецких специалистов, а затем и шведских.Максимального развития телефонное производство и производство приборов сложной и точной электромеханики достигло в 1917 г. Однако из-за Февральской и Октябрьской революций многие работы были остановлены. После достижения максимума развития произошел обвал производства. Для завода и его директора Л. И. Шпергазе наступили трудные времена.В январе 1919 г. в связи с декретом о национализации был изъят капитал акционерного общества, принадлежащий не только русскому заводу «Л. М. Эриксон», но и шведским акционерам и банкам. Завод национализировали, но директором оставался Л. И. Шпергазе. В 1919 г. он возглавил секцию «Л. М. Эриксон» объединенных государственных электротехнических предприятий слабого тока. Все тяготы по организации функционирования вновь образованного объединения легли на плечи Льва Ивановича. При советской власти Л.И. Шпергазе, как и прежде, самоотверженно выполняет свои обязанности организатора телефонной промышленности. Главный управляющий секции «Л.М.Эриксон» объединенных государственных электротехнических предприятий (ОГЭП) треста слабого тока. Благодаря личным связям Л.И. Шпергазе удалось восстановить сотрудничество с телефонной фирмой «Л. М. Эриксон», нарушенное в первые годы советской власти. Когда в 1919 г. правительство забирало в Народный банк деньги, принадлежащие стокгольмскому акционерному обществу «Л. М. Эриксон», Л. И. Шпергазе пытался убедить, что помощь шведской фирмы может еще понадобиться и «нужно бережно относиться к связям и отношениям, которые установились».В 1920 г. Л. И. Шпергазе оставался главноуправляющим секции «Л. М. Эриксон» ОГЭП. К январю 1922 г. количество рабочих уменьшилось до 123 человек, служащих — до 4230. Но, несмотря на все трудности, завод выполнил заказы для Главного артиллерийского управления, Главного военно-воздушного управления, Химического комитета при Главном артиллерий ском управлении, заказы Городского хозяйственного отдела по топливу — установку аппаратов на Шуваловских торфяных раз работках — единственном источнике топлива для электростанции городских трамваев. 

Для безопасности складов огнестрельных припасов, рас положенных на территории площадью более 80 десятин и находящихся вблизи населенных районов, завод изготовлял аппараты пожарной сигнализации. В 1921–1922 гг. завод выполнил сложный и ответственный заказ по изготовлению двух дуговых генераторов для Детскосельской радиостанции и для Петроград ского политехнического института. В эти годы завод считался «наиболее сохранившим свою дееспособность» петроградским предприятием слабого тока. 

Только в конце 1922 г. началось восстановление производства. В августе 1922 г. завод «Л. М. Эриксон» переименован в Петроградский телефонный завод «Красная Заря». 9 марта 1922 г. Президиум ВСНХ принял решение о создании общероссийского Электротехнического треста заводов слабого тока.Состав правления нового треста назначался Главэлектро ВСНХ по согласованию с Северо-Западным пром. бюро сроком на два года. В мае 1924 г. Л. И. Шпергазе — член правления, в июле — директор-распорядитель Всероссийского треста заводов слабого тока. Ему присвоен высокий 17-й разряд.При его содействии как директора-распорядителя Электротехнического треста заводов слабого тока (ЭТЗСТ) в январе 1925 г. по поручению Треста в Стокгольм был командирован заведующий отделом автоматических станций Вениамин Андреевич Сергиевский. В результате в том же году был заключен договор со шведской фирмой «Л. М. Эриксон» о технической помощи в освоении машинных АТС. В качестве первых шагов в создании Единой автоматизированной сети связи фирмой были составлены проекты и выполнены чертежи для четырех первоочередных станций г. Мо сквы и Ростовской телефонной станции емкостью на 6000 номе ров. АТС в Ростове-на-Дону была спроектирована в 1928 г., введена в эксплуатацию в 1929 г., а московские АТС — в 1930–1931 гг. Благодаря личным связям Л. И. Шпергазе удалось восстановить сотрудничество с телефонной фирмой «Л. М. Эриксон», нарушенное в первые годы советской власти.Накопленный большой опыт руководства крупной организацией позволил Л.И. Шпергазе в 1926 г. принять назначение на должность заведующего организационным подотделом «Гипромеза» — Государственного института проектирования новых металлических заводов. В штатах этого института (на Лоцманской ул., д. № 3) состояло 22 профессора и 185 инженеров. В этом институте Л.И. Шпергазе проработал вплоть до своей кончины, последовавшей в ночь с 13 на 14 октября 1927 г. Лев Иванович похоронен в фамильном склепе на Смоленском лютеранском кладбище. 

Смотрите другие мои товары
Похожие товары