ТЕФФИ. РЫСЬ.Сборник юмористических рассказов, книгоизд-во ОТТО КИРХНЕР, Берлин,1923г. Прижизн.изд.

ТЕФФИ. РЫСЬ.Сборник юмористических рассказов, книгоизд-во ОТТО КИРХНЕР, Берлин,1923г. Прижизн.изд.
Состояние: хорошее
номер лота 587972
Цена
8 730 руб.
3д 20ч. до окончания (05 Октябрь 2022, 07:44:02)
Стоимость доставки оплачивает покупатель
  • Почта России (бандероль/посылка «заказная») 350 руб.
Местоположение: Санкт-Петербург
0/0  просмотров

Тэффи(Надежда Лохвицкая) (1872-1952).Рысь / Тэффи. - Берлин : О. Кирхнер, 1923. - 173стр. Уменьшенный формат.Юмористические рассказы о русских эмигрантах в Париже.«Рысь» Тэффи — один из первых сборников рассказов, где ее творчество становится вполне «чеховским», то есть этим странным сплетением мягкого юмора, трагедии и света.Состояние на фото,доставка лота в другой регион-почта России. ДЛЯ СПРАВКИ:Тэ́ффи (настоящее имя — Наде́жда Алекса́ндровна Ло́хвицкая, в замужестве — Бучи́нская; 9 [21] мая (по другим данным — 26 апреля [8 мая] [4]) 1872 года, Санкт-Петербург, Российская империя — 6 октября 1952 года, Париж, Франция) — русская писательница и поэтесса, мемуаристка, переводчица, автор таких знаменитых рассказов, как «Демоническая женщина» и «Ке фер». После революции эмигрировала. Сестра поэтессы Мирры Лохвицкой и генерала Николая Лохвицкого, соратника адмирала Колчака.Была известна сатирическими стихами и фельетонами, входила в состав постоянных сотрудников журнала «Сатирикон».А всероссийская слава обрушилась на нее после выхода в свет двух томов «Юмористических рассказов».Поклонником Тэффи был Николай II и Владимир Ленин, по предложению Ленина рассказы 1920-х годов, где описывались негативные стороны эмигрантского быта, выходили в СССР в виде пиратских сборников. 
Именем Тэффи были названы конфеты.Её называли первой русской юмористкой начала XX века, «королевой русского юмора», однако она никогда не была сторонницей чистого юмора, всегда соединяла его с грустью и остроумными наблюдениями над окружающей жизнью. Версия происхождения псевдонима "ТЭФФИ" изложена самой писательницей в рассказе «Псевдоним». Она не хотела подписывать свои тексты мужским именем, как это часто делали современные ей писательницы: «Прятаться за мужской псевдоним не хотелось. Малодушно и трусливо. Лучше выбрать что-нибудь непонятное, ни то ни сё. Но — что? Eй нужно такое имя, которое принесло бы счастье. Лучше всего имя какого-нибудь дурака — дураки всегда счастливые». Ей «вспомнился один дурак, действительно отменный и вдобавок такой, которому везло, значит, самой судьбой за идеального дурака признанный. Звали его Степан, а домашние называли его Стеффи. Отбросив из деликатности первую букву (чтобы дурак не зазнался)», писательница «решила подписать пьеску свою „Тэффи“». После успешной премьеры этой пьесы в интервью журналисту на вопрос о псевдониме Тэффи ответила, что «это… имя одного дур…, то есть такая фамилия». Журналист заметил, что ему «сказали, что это из Киплинга». Тэффи, вспомнившая такое имя у Киплинга, а также песню «Taffy was a walesman / Taffy was a thief…» из Трильби, согласилась с этой версией.В конце 1918 года вместе с А. Аверченко Тэффи уехала в Киев, где должны были состояться их публичные выступления, и после полутора лет скитаний по российскому югу (Одесса, Новороссийск, Екатеринодар) добралась через Константинополь до Парижа. Судя по книге «Воспоминания», Тэффи не собиралась уезжать из России.После революции 1917 года дворянка Тэффи пыталась приспособиться к новому большевистскому укладу жизни. Она даже встречалась с вождем мирового пролетариата — Лениным. Но увиденная во время летних гастролей струйка крови, вытекающая за ворота комиссариата в Одессе, рассекла ее жизнь надвое. Решение было принято спонтанно, неожиданно для неё самой: «Увиденная утром струйка крови у ворот комиссариата, медленно ползущая струйка поперек тротуара перерезывает дорогу жизни навсегда. Перешагнуть через неё нельзя. Идти дальше нельзя. Можно повернуться и бежать».Тэффи вспоминает, что её не оставляла надежда на скорое возвращение, хотя своё отношение к Октябрьской революции она определила давно: «Конечно, не смерти я боялась. Я боялась разъярённых харь с направленным прямо мне в лицо фонарем, тупой идиотской злобы. Холода, голода, тьмы, стука прикладов о паркет, криков, плача, выстрелов и чужой смерти. Я так устала от всего этого. Я больше этого не хотела. Я больше не могла».В Берлине и Париже продолжали выходить книги Тэффи, и исключительный успех сопутствовал ей до конца долгой жизни.В произведениях Тэффи этого времени заметно усиливаются грустные, даже трагические мотивы. «Боялись смерти большевистской — и умерли смертью здесь. Думаем только о том, что теперь там. Интересуемся только тем, что приходит оттуда», — сказано в одной из её первых парижских миниатюр «Ностальгия».В столице Франции Надежду Александровну окружало много талантливых соотечественников: Бунин, Мережковский, Гиппиус. Это блистательное окружение подпитывало ее собственный талант. Правда, к юмору уже примешивалось немало горечи, которая вливалась в ее творчество из окружающей безрадостной эмигрантской жизни. "Отто Кирхнер и Ко" — петербургское издательство Отто Кирхнер(было открыто в СПб в 1879г.), возобновившее свою деятельность в Берлине. За 1922–1923 годы в издательстве вышла 41 книга.В первую очередь это беллетристика. В издательстве вышли романы Н.Н. Брешко-Брешковского, А.М. Дроздова, И.С. Хвостова; сборники рассказов А.С. Бухова, И.С. Коноплина, Б.А. Лазаревского, Н.А. Тэффи, И.С. Хвостова; поэтические сборники И.В. Северянина, Е.Л. Шкляра. На втором месте после беллетристики — мемуары. Среди них книги воспоминаний М Г. Дроздовского, генерала А.С. Лукомского, члена Государственной думы С.И. Шидловского.Издательство же «Отто Кирхнер и Ко» продержалось только два года. В 1923 году были изданы 13 книг (вдвое меньше, чем в предыдущем году!). Был проанонсирован еще целый ряд новых изданий, но уже в 1924 году издательство, по всей видимости, прекратило свое существование. Ни в одном из библиографических указателей оно уже не числится. Можно предположить, что оно обанкротилось. 

Смотрите другие мои товары
Похожие товары