РОМАНОВ ПАНТЕЛЕЙМОН.РАССКАЗЫ(юмор из советского быта), Москва, Московский рабочий 1926г ПРИЖИЗН.ИЗД.

РОМАНОВ ПАНТЕЛЕЙМОН.РАССКАЗЫ(юмор из советского быта), Москва, Московский рабочий 1926г ПРИЖИЗН.ИЗД.
хорошее
номер лота 659046
7ч 25мин. до окончания (24 Июнь 2021, 01:52:04)
Стоимость доставки оплачивает покупатель
  • Почта России (бандероль/посылка «заказная») 350 руб.
Местоположение: Санкт-Петербург
1/1  просмотров

Редкость.ПРИЖИЗНЕННОЕ ИЗДАНИЕ.СБОРНИК ЮМОРИСТИЧЕСКИХ РАССКАЗОВ ПРО СОВЕТСКИЙ БЫТ.Романов, Пантелеймон Сергеевич.
Рассказы / Пантелеймон Романов. - Москва ; Ленинград : Московский рабочий, тип.ЗАРЯ КОММУНИЗМА,1926г. - 108, [1] стр.; 22.5на15 см.Напечатано в Москве.Тираж 5000 экз.Состояние на фото,доставка лота в другой регион-почта России. Короткие рассказы- окрашенные лёгкой иронией зарисовки советского быта с натуры. ДЛЯ СПРАВКИ:Пантелеймон Сергеевич Романов ( 1884-1938, Москва) — русский советский прозаик и драматург.Происходил из обедневших потомственных дворян Тульской губернии.Ранние публикации (рассказы и очерки) в «Русской мысли» и «Русских ведомостях» (1911—1917) вызвали сочувственную (с рядом замечаний) реакцию Горького и Короленко; в 1918 печатал в газете «Новая жизнь» критичные к большевизму очерки о деревне.Известность получил в начале 1920-х годов как писатель и исполнитель собственных произведений; имел незаурядный талант чтеца-актёра и с большим успехом выступал перед публикой. Тогда же начало создаваться его главное произведение, отрывки из которого Романов неизменно включал в свои устные выступления — роман «Русь» (6 частей, 1923—1936; не окончен). Это эпопея об усадебной жизни в России накануне и во время первой мировой войны, с картинами из жизни господ и мужиков.В середине 1920-х сблизился с литературным обществом «Никитинские субботники», писал популярные пьесы.Написал большое число коротких юмористических рассказов,во второй половине 1920-х выступает с рядом социально и политически острых рассказов(изображение любовного быта пролетарской молодежи, низкие представления «новых, советских людей» о нравственности;мещанство советского быта, приспособленчество интеллигентов и писателей и др.).Весь этот период Романова преследует систематическая травля советской критики, видящей в его сочинениях сплошную клевету и очернительство, однако он принципиально не желал сдаваться. Свою позицию сатирика Романов обосновывал в речи на Первом съезде советских писателей (1934).В 1937 г. Пантелеймон Романов перенёс инфаркт, умер от лейкемии в Кремлёвской больнице, похоронен на Новодевичьем кладбище (фото могилы). Сочетание даты его смерти — 1938 — с фактом его травли в 1920—1930-е годы стало причиной ошибочных утверждений в ряде изданий 1980-х гг. о том, что он якобы был репрессирован. Часть выступления П.РОМАНОВА на Первом Всесоюзном съезде советских писателей ( август 1934 года):"...Природные особенности некоторых писателей поставили их на участок юмора и сатиры. Юмор и сатира играют большую роль в жизни. Юмор дает смех, рождает бодрость, люди, смеясь, отдыхают и получают новый приток энергии в работе. Потребность в юморе у нас очень велика. Это лучше всего указывает на социальное здоровье. Человек, недовольный жизнью, не будет смеяться. Потребность в смехе является барометром общественного самочувствия. У вас смеются хорошо, в особенности молодежь.

Сатира острее и жестче юмора. Сатира – это витрина брака, вроде тех витрин, которые устраиваются в наших магазинах, чтобы выставить на осмеяние плохо сделанную вещь. Задача сатирика – выставлять брак человеческих поступков и характеров. Алексей Максимович в своем мудром и ценном докладе еще раз указал на самую яркую черту брака в человеке — на мещанство, мещанство там, где человек не идет дальше удовлетворения своих зоологических инстинктов, при глубоком равнодушии ко всему остальному. Коммунизм по всей своей сущности противоположен мещанству. Я твердо верю, что в конце второй пятилетки А. М. свое дело — борьбу с мещанством — может считать почти законченным.

Смех, юмор в этой борьбе может играть и играет большую роль. Но участок юмора, а тем более сатиры — очень трудный участок. Я при любезном содействии критиков на собственной шкуре испытал это в полной мере, так как значительная часть моего творчества падает на юмор. Очень трудная задача — правильно им пользоваться: этому делу мы еще не научились. Так как сатира и юмор оперируют не одним браком, то легко можно допустить искажение лица действительности и нарушить ее истинную пропорцию. Законы диалектики действуют здесь во всей силе. Юморист и сатирик в своей работе при изображении отрицательных характеров и явлений должны отталкиваться от характеров положительных, и тогда яснее и ярче становятся явления отрицательные, и в то же время не нарушается правда жизни.

Принято думать, что сатирик не может изображать характеров и явлений положительных. Сатирик и юморист нашего времени не должны поддаваться гипнозу этого утверждения. Они должны раз и навсегда покончить с однобокой сатирой, иначе они прежде всего обрекают на гибель самих себя. Мне самому эта черта казалась непереходимой. Но я стал упорно работать, чтобы научиться побеждать в себе однобокий юмор. Это мне пока может быть не удается в крупных вещах, но в мелких я уже проверил себя на многочисленных рабочих аудиториях. Эти вещи уже вызывают вместе со смехом у слушателей бодрое и благодарное чувство. Этого еще слишком мало. Но это уже говорит о том, что сатирик и юморист могут отвечать на требования нашей эпохи. Они могут, разоблачая брак, создавать и образы героев нашей эпохи, не изменяя при этом своей индивидуальности. В этом нам могла бы помочь и критика, если бы она сказала, как нужно это делать, а не просто ругала нас за. то, как не нужно делать. Ведь в нашей практике до сих пор не существует собеседований критиков с писателями. Критики, за исключением одного-двух, не предложили своего дружеского руководства писателю, который по их мнению пишет не так, как нужно. У нас все время идет игра в разбойники. Тов. Эренбург рекомендовал критикам заняться теорией прозы. На этом пути для критики встречаются серьезные затруднения, так как тут ничего не построишь на одном знании того, как не надо писать, а нужно еще знать, как надо писать.

У критиков – преимущественно я говорю здесь о рецензентах – по отношению к нам, писателям, какой-то тон, как у учителя к ученику третьего класса. Мне, например, насколько мне известно, в этом году исполняется 50 лет. Я написал 17 томов сочинений. Мой литературный стаж больше 30 лет, а мне критик с жизненным стажем в 20 лет выдает аттестат, состоящий из одних «неудов».

Мой последний роман «Собственность» критика встретила презрительной иронией, а на страницах «Известий» в письме общественника-коммуниста я читал лестный отзыв. Кому верить?

Критику по-моему сейчас надо одно: заслужить доверие и уважение писателя. Тогда вместе они наверное скорее исправят свои ошибки, писательские и критические, не повредив при этом ни одной скулы.

Чем критика может заслужить уважение писателя? Простой добросовестностью в исполнении своего дела.

Некий критик в частной беседе горячо разносил одну мою книгу. Когда собеседник, поставленный в тупик каким-то странным на его взгляд замечанием, спросил, читал ли он эту книгу, критик сказал: «Это не обязательно, мне рассказали».

В заключение хочется высказать пожелание нашим писателям оказаться хорошими «инженерами душ», чтобы к концу третьей пятилетки у нас в СССР отпала надобность в сатире и осталась только большая потребность в юморе и веселом, жизнерадостном смехе (аплодисменты)."

Смотрите другие мои товары
брошь брошь 1 800 руб.
Похожие товары