ЛУХМАНОВА.ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ:ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ;ИДЕАЛ и др,СПб издПОПОВА,тип.ХУДЕКОВА,ПРИЖИЗН.ИЗД 1897г

ЛУХМАНОВА.ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ:ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ;ИДЕАЛ и др,СПб издПОПОВА,тип.ХУДЕКОВА,ПРИЖИЗН.ИЗД 1897г
хорошее
номер лота 682570
2д 21ч. до окончания (22 Июнь 2021, 18:56:03)
Стоимость доставки оплачивает покупатель
  • Почта России (бандероль/посылка «заказная») 350 руб.
Местоположение: Санкт-Петербург
2/1  просмотров

Редкость.Прижизненное издание.Лухманова, Надежда Александровна (1844-1907).Психологические очерки / Н.А. Лухманова. - Санкт-Петербург : изд.М.В. Попова,тип.Худекова, 1897г. - 213 стр.;уменьшенный формат 15.5на10см.Содерж.: Переселенцы; Около счастья; Идеал; Окно; Винт.В начале 1880-х гг. несколько лет жила в Тюмени, будучи замужем за инженером А. Колмогоровым, сыном влиятельного тюменского капиталиста. Писательница пыталась вписаться в уклад жизни тюменского купечества, внимательно наблюдала окружающую действительность. Годы провинциальной жизни ярко и остро отражены в ее произведениях,в частности –«Переселенцы»(1895г.).Состояние на фото,доставка лота в другой регион-почта России. ДЛЯ СПРАВКИ:Надежда Александровна Лухманова (урожд. Байкова,1844-1907)-русская писательница, автор романов, публицистических статей, пьес, переводов. Мать морского капитана и писателя Д. А. Лухманова и военного деятеля и писателя Б. В. Адамовича.Надежда Байкова родилась в Петербурге в семье потомственного дворянина, директора и эконома Павловского кадетского корпуса и Павловского женского института А. Ф. Байкова и баронессы Н. Д. Филицер-Франк.После окончания вышла замуж за подполковника А.Д.Лухманова, но уже через несколько лет жила в Москве в гражд. браке с В.М.Адамовичем, нач. Моск. военного госпиталя. В начале 80-х рассталась и с ним и вышла замуж за инженера А.Колмогорова, сына тюменского капиталиста, несколько лет прожила в Тюмени. Остальная жизнь Л. прошла в Петербурге.Во время русско-японской войны была на фронте сестрой милосердия и собств. корр. газет. За оказание раненым помощи под огнем противника она была награждена золотой медалью на Георгиевской ленте. В июне 1904 года Н. Лухманова побывала во Владивостоке, где выступила с докладом "Русская женщина как гражданка, мать и сестра милосердия". Доклад состоялся в Общедоступном театре Галецкого, привлек много публики и дал сбор около 1000 рублей. Деньги были переданы в пользу семейств нижних чинов армии и флота г. Владивостока.По материалам Т.Левицкой. НАДЕЖДА ЛУХМАНОВА-ЖЕНЩИНА УДИВИТЕЛЬНОЙ СУДЬБЫ.Ее биография напоминает приключенческий роман.Феминистка, которая открыто критиковала феминистское движение, автор популярных романов, жена двух мужей и знаменитая просветительница,первая русская женщина-военная корреспондентка — без Надежды Лухмановой история русской культуры не была бы полной. Ею восхищались, ее ненавидели, к ней прислушивались, с нею спорили. А потом, как водится, забыли.«Причина вечной распри между мужчиной и женщиной», «О проституции» и «Влияние новейшей литературы на современную молодежь» — лекции, которые и сегодня бы вызвали большой интерес. Но в начале прошлого века, когда с ними выступала Надежда Лухманова, эти лекции были сенсацией и собирали большие залы не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в провинциальных городах России. Ее имя не сходило с первых страниц газет, смотрело с театральных афиш и с анонсов публичных лекций.В 1861 году Надежда Александровна Байкова (девичья фамилия) окончила Павловский институт, и вскоре предприимчивые родственники выдали ее замуж за подполковника Афанасия Лухманова. Жених был вдвое старше невесты и не особо впечатлил девушку. А вот его миллионное состояние привело родных Надежды в восторг.Воспоминания о первом замужестве станут основой романа «Институтка», который она напишет спустя 35 лет, а образ «девочки-жены» появится во многих произведениях («Правда», «Преступление», «Разбитые грезы» и др.). Бракосочетание совершилось в Берлине в 1864 году. «Медовый месяц», затянувшийся на полтора года, закончился холодноватым договором: супруги начали раздельное существование — Надежда Александровна осталась в столице Российской Империи, а Афанасий Дмитриевич уехал жить в Париж. В июне 1866 года Лухманова встретила Виктора Адамовича, и уже через год у них родился сын Дмитрий.В апреле 1870 года законный супруг вернулся в Санкт-Петербург и был немало удивлен наличием «наследника». Бракоразводный процесс прогремел на всю столицу. Разбирательство затянулось почти на два года. На заседания Лухманова приходила беременной: сын Борис родился 15 ноября 1870 года; дочь Мария — 1 октября 1871 года. В 1872 году было вынесено решение о расторжении брака: ответчица была признана виновной в нарушении супружеской верности. Синод наложил запрет на повторное вступление в брак, а также предал преступницу 7-летней церковной епитимье. В 1874 году Виктор Адамович получил должность уездного воинского начальника и переехал с невенчанной женой и тремя детьми в Подольск.Пара рассталась в 1876 году. Причины таились в изменах Виктора и его запойном увлечении карточными играми. Сыновья остались на попечении отца, который определил их по военной части. Дмитрий (1867–1946) станет капитаном, членом коммунистической партии и писателем-маринистом. Борис (1870–1936) — генерал-лейтенантом и участником белого движения. Единокровный брат, известный поэт-акмеист Георгий Адамович, будет вспоминать их как своих старших «военных братьев».Несмотря на запрет Синода, Лухманова попыталась создать семью еще раз. Оставив Адамовича, она решила начать жизнь с чистого листа, перебралась в Москву, где начала зарабатывать уроками французского языка. Там она познакомилась с 19-летним студентом-сибиряком Александром Колмогоровым, за которого вышла замуж, по аттестату выпускницы института. В аттестате были изменены даты рождения и выпуска из института: 1841 год превратился в 1849-й, 1861 год стал 1864-м. Таким образом, молодой муж был уверен, что супруга старше его всего на 8 лет, а не на 16. В 1878 году у Колмогоровых родился сын Григорий. Вскоре они переехали в Тюмень, на родину Колмогорова, где будущая писательница прожила около четырех лет. Эти годы она называла впоследствии «тяжелым уроком жизни»: родственники мужа не приняли невестку, а все попытки пробудить культурную жизнь города не находили отклика. На пьесы и литературные вечера купцы смотрели как на блажь столичной барыни.В 1885 году Лухманова буквально сбежала в Санкт-Петербург, оставив в Тюмени мужа и семилетнего сына Григория. Мальчика она больше не увидит никогда. Свой «преступный брак» она опишет в повести «В отцов».После возвращения в Санкт-Петербург Лухманова активно занялась писательской деятельностью. Причиной профессионального занятия литературой стало… отсутствие денег. Узнав о смерти первого мужа, Лухманова предприняла попытку заполучить часть наследства и подала иск. Именно поэтому ее старший сын носит отличную от братьев и сестер фамилию: он был рожден еще до начала бракоразводного процесса и теперь имел право потребовать свою долю. Из Дмитрия Викторовича Адамовича он превратился в Дмитрия Афанасиевича Лухманова. Дело вроде бы пошло на лад, но в итоге обрушилось словно карточный домик: другие претенденты были не согласны делиться с внезапным родственником и не жалели средств на разбирательства. В праве на наследство было отказано. Денег нет. Спасти могла только литература.Поначалу Лухманова служила безымянным работником пера или же выступала под псевдонимами (Н. Лухманов, Барон Ф., Поклонник женщин, Несчастный муж и др.). Приходилось заниматься и «литературной клоунадой»: рассказы неизвестной писательницы не были востребованы, зато журналам были необходимы переводы иностранной литературы. Лухманова созналась в дневнике, что зачастую прибегала к мистификациям: «Прочту какую-нибудь красивую вещь и пишу ее потом не только своими словами, но давая полный ход своей фантазии, иногда даже изменяя конец, вводя новых персонажей. Названия я давала произвольно и подписывала: перевод с датского, испанского, итальянского и т. д. Когда не встречалось перевода, я писала оригинальный рассказ, подписывая точно также имя первого попавшегося автора».Редакции не замечали обмана и щедро платили за «переводческий» труд.Читательское признание пришло к Лухмановой после публикации на страницах «Русского богатства» повести «Двадцать лет назад. Воспоминания из институтской жизни» (1893) и серии очерков о Сибири «В глухих местах» (1895). Большой популярностью пользовались ее пьесы — переводы французских фарсов. А в публицистике она развила поистине космическую скорость: объехала всю страну с лекциями, выпускала сборники статей на острые социальные темы, печаталась на страницах популярных газет, а в возрасте 62 лет приняла участие в Русско-японской войне в качестве военного корреспондента.Практически все художественные и публицистические работы Лухмановой так или иначе касались женской судьбы. Она посвящала этой теме многочисленные рассказы, романы, пьесы. Выступала с публичными лекциями.Лухманова отслеживала изменения внутреннего мира женщины и ее социальной роли, писала о низком уровне женского образования, устаревших методах воспитания, о ложном понимании современницами сущности «женского вопроса». Для многих эмансипация стала лишь модным увлечением, которое можно сменить, как фасон наряда, и перекроить под свой размер. Писательница отмечала, что в большинстве случаев вопрос о женской свободе заходил лишь при необходимости «заменить мужа» или оправдать любовную связь. И по сути, это было всего лишь переигрывание старой схемы: женщина не получала свободы, а просто меняла форму зависимости.Самым главным женским врагом Лухманова называла понятие «пристроиться» — словечко, которое, по мнению писательницы, руководило женской жизнью «с детства до могилы»: не достичь, а урвать возможность обеспеченной жизни. Лухманова строго отделяла паразитное «пристроиться» («приладиться, примазаться к чужой жизни») от понятия устроить свою жизнь. Это же роковое «словечко», по мнению писательницы, являлось причиной не только браков по расчету, но и тех странных союзов, в которых красивая, обеспеченная, образованная девушка или женщина внезапно выходила замуж за первого попавшегося человека, с которым не имела ничего общего.Почему?Потому что: что бы женщины ни делала, как бы она ни жила, до тех пор пока она не при мужчине, она не пристроена. Причину подобного отношения Лухманова усматривала в старинной ложной установке: внезапно явится «он» и раскроет перед страждущей двери в счастливую жизнь. И для этого вовсе не нужно «ни ума, ни талантов, ни знания» — только красота и умение понравиться. В результате, перед такими женщинами открываются лишь две дороги: или правдами и неправдами завладеть кошельком мужчины, или «топиться и прыгать с пятого этажа» от неудовлетворенности жизнью.Стремление к роскоши привело к появлению подделок, нужных лишь для создания иллюзии жизненной обстановки, которой пользуются богачи. По словам писательницы, «дешевая роскошь», наводнившая магазины, придала необеспеченной и малообразованной женщине «необыкновенный апломб», потому что на первый взгляд она стала производить «впечатление богатой женщины». И для неразвитой девушки решающим фактором становится не быть, а казаться; постыдным — не аморальное поведение, а страх не достигнуть уровня «успешной гетеры».Основами независимости Лухманова считала образование, наличие собственных средств и умение ими распоряжаться: только освободившись от мужчины «в денежном смысле», женщина сможет считать себя свободным человеком. Но для обретения свободы необходимы не поверхностные, а глубинные изменения. По мнению писательницы, «кричать о равноправности» это все равно, что «бегать по идущему на всех парах вагону, чтобы ускорить его ход». Для реальных перемен нужны время и настойчивость, школы и университеты, одинаковое воспитание, одинаковые требования. И тогда «возродится Платоновский человек, один, но разрубленный на две одинаковые половины. Тогда будет существо мужского пола, существо женского пола, но женщины в том смысле, как мы привыкли понимать ее теперь, не будет».Надежда Лухманова может по праву считаться первой русской женщиной — военным корреспондентом. Весной 1904 года писательница принимает решение отправиться на Русско-японскую войну.Войну она пройдет до конца. Будет писать о работе сестер милосердия, об экзотичном и страшноватом быте местного населения, о казненных, о раненых, об убитых… Страницы «Петербургской газеты» и «Южного края» наполнятся ее впечатлениями и наблюдениями.О своей деятельности она говорила так: «Я не простой репортер, не корреспондент, считающий строчки и по ним предвкушающий свой гонорар, а прежде всего женщина, и в каждом деле, в каждой работе у меня принимает участие не только ум, но и сердце».Писательница не только приняла участие в войне, но и посетила Страну восходящего солнца с целью отыскать истоки японского патриотизма.Деятельность писательницы в качестве военного корреспондента многие современники посчитали не просто неуместной, а даже кощунственной. Приговор критиков был суров: женщинам не место в военной журналистике. Лухманову публично отчитывали за то, что та посмела взяться «не за свое дело»: ее статьи подвергались жесткой критике и зачастую подавались как нелепые поделки сумасшедшей старухи, ищущей скандальной славы. Обвинители не церемонились: смысл цитат, вырванных из контекста, искажался до неузнаваемости. Но несмотря на резкие выпады недоброжелателей, писательница не сдавалась и упорно продолжала работать. Она мечтала написать книгу о Русско-японской войне. Но не успела: умерла весной 1907 года. И была почти сразу же забыта и женщинами, которым помогала, и солдатами, о которых писала.

Смотрите другие мои товары
брошь брошь 1 800 руб.
Похожие товары