СОЛОВЬЕВ С.М.ПУБЛИЧНЫЕ ЧТЕНИЯ о ПЕТРЕ ВЕЛИКОМ,12 лекций, СПб изд.ОБЩЕСТВЕННАЯ ПОЛЬЗА, 1900г.

СОЛОВЬЕВ С.М.ПУБЛИЧНЫЕ ЧТЕНИЯ о ПЕТРЕ ВЕЛИКОМ,12 лекций, СПб изд.ОБЩЕСТВЕННАЯ ПОЛЬЗА, 1900г.
хорошее
номер лота 682572
2д 22ч. до окончания (22 Июнь 2021, 19:31:01)
Стоимость доставки оплачивает покупатель
  • Почта России (бандероль/посылка «заказная») 350 руб.
Местоположение: Санкт-Петербург
0/0  просмотров

Соловьев С.М. Публичные чтения о Петре Великом. С-Петербург, Изд.Т-ва `Общественная Польза`, 1900г., 212 стр.,формат:20на14см.В наследии выдающегося русского буржуазного историка, академика, ректора Московского университета С. М. Соловьева особое место занимают "Публичные чтения о Петре Великом". Это сравнительно небольшая по объему работа, не идущая ни в какое сравнение с главным и основным трудом его жизни - 29-томной "Историей России с древнейших времен". "Публичные чтения" были прочитаны и опубликованы Соловьевым в 1872 году. До сих пор "Публичные чтения..." остались непревзойденным образцом исследования петровского времени. Мастерство изложения, ясный точный язык, образное описание событий, умение отбирать факты, выделять самое типичное и характерное - все это отличает "Публичные чтения...".Двенадцать лекций о Петре Великом, посвященные 200-летию со дня его рождения. «Можно ли в кратком очерке обозначить деятельность небывалую в истории человечества? Нужно было обозначить деятельность человека, который прибавил в историю целый великий народ, целое великое племя, деятельность человека, который имел полное право сказать, что не жалел ничего для своего народа, который сильной рукой помог своему народу совершить переход необходимый, но страшно трудный, какого ни один народ не совершал при таких неблагоприятных обстоятельствах». Состояние на фото,доставка лота в другой регион-почта России. ДЛЯ СПРАВКИ:Соловьёв, Сергей Михайлович(1820-1879)- русский историк; профессор Московского университета (с 1848), ректор Московского университета (1871—1877), ординарный академик Императорской Санкт-Петербургской Академии наук по отделению русского языка и словесности (1872), тайный советник.Сергей Михайлович Соловьёв был преподавателем русской истории у Великого князя Александра Александровича (будущего императора Александра III), Великого князя Сергея Александровича, Великого князя Николая Константиновича. Своеобразие работы Соловьева о Петре заключается также и в том, что этот труд приобрел особое общественно-политическое звучание: он был прочитан публично и вызвал значительный общественный резонанс. Традиция публичных исторических чтений, удачно начатая Грановским, была успешно продолжена русскими учеными, в том, числе Соловьевым. В 1851 г. им был прочитан публичный курс лекций, имевший благотворительное назначение . Он неоднократно выступал и позже с отдельными публичными лекциями , однако подлинную славу популярного, умного и глубокого лектора принесли ему именно публичные лекции о Петре, организованные Обществом любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете в связи с празднованием 200-летнего юбилея со дня рождения Петра I.Первая публикация о начале чтения этих лекций была помещена в "Московских ведомостях" 2 февраля 1872 года. Первые лекции были прочитаны Соловьевым 6, 13 и 20 февраля; четвертая - восьмая - 5, 12, 19, 26 марта и 2 апреля; девятая - двенадцатая - 23 и 30 апреля, 7 и 14 мая 1872 года. Лекции читались в одном из самых больших залов Москвы - в зале Благородного собрания (ныне Колонный зал Дома союзов).Они получили довольно широкий отклик в периодической печати того времени. Так, в передовой статье, открывавшей первый номер "Вестника Московской политехнической выставки", говорилось: "Чтобы дать хотя общий обзор деятельности Петра Великого московской публике, комитет выставки пригласил своего сочлена, ректора здешнего университета, С. М. Соловьева прочесть несколько публичных бесед о значении Петра в истории русского народа, и почтенный историк изъявил желание прочесть эти лекции бесплатно. Эти беседы привлекли многочисленнейшую публику из различных классов московского общества и происходили в большом зале Московского благородного собрания"8 . Весьма сочувственный отклик появился в петербургском журнале "Сияние": "Профессор Соловьев читает о Петре Великом в Благородном собрании. Стечение публики громадное" . На гравюре, изображающей чтение лекций Соловьевым, видно, что слушателями его были ученые, сановники, офицеры - представители высшего общества.Интересна характеристика лектора, данная в этих корреспонденциях: "Самый живой интерес сосредоточивается на лекциях о Петре профессора Соловьева. Сколько нам известно, почтенный ученый, посвятивший своему предмету всю жизнь, до сих пор не появлялся еще перед неучащеюся публикой. Поэтому весьма понятен интерес, возбуждаемый его лекциями... Каждый год аккуратно выпускает он в свет по тому своей "Истории России"... но едва ли есть много людей, прочитавших все эти тома с начала до конца, а только при таком чтении их можно познакомиться с основными взглядами автора на нашу историю... Язык лекций не отличается, правда, особенной образностью и красотой, но тем не менее впечатление от них остается сильное; подымается в душе гордое сознание исторического значения нашего народа, сознание собственных сил, которого так недостает нашему обществу".В другой корреспонденции того же журнала, посвященной Соловьеву и сопровождавшейся его портретом, говорилось: "Чтения о Петре, служившие прекрасным введением к празднованию юбилея, состоялись в Москве, в зале Дворянского собрания... Свежесть и ясность характеристики, громадное знание и умение держать внимание слушателей настороже от начала до конца проступили в полной мере и на этих чтениях профессора Соловьева: зала была полна, и не мы одни, конечно, ожидаем с нетерпением появления этих лекций в печати".Об отношении слушателей к лекциям Соловьева свидетельствует корреспонденция "Из Москвы" во "Всемирной иллюстрации": "С каким вниманием слушает публика г. Соловьева, видно из того, что в зале, наполненной двумя тысячами слушателей, стоит мертвая тишина; но только что лектор протянет руку за стаканом, чтобы промочить засохшее от чтения горло, как публика, воспользовавшись моментом, начинает откашливаться и поправляться, и поднимается на минуту такой концерт, какой можно только слышать на ученьи солдат, когда им дадут оправиться, С первых слов лектора настает опять мертвое молчание, и так до новой передышки". Главное, что отличает "Публичные чтения" в ряду других работ Соловьева, - это идея закономерности исторического развития . Автор в самом начале своего труда утверждает, что "всякое явление, как бы оно ни было громко, как бы ни изменяло, по-видимому, народный строй и образ, есть необходимо результат предшествовавшего развития народной жизни" (стр. 4). Термины "народ", "народный" Соловьев употребляет в своей работе в самом широком смысле слова, скорее в смысле "нация". Соловьев искал и находил внутренние причины развития исторического процесса(помимо внешних факторов). Это дало ему возможность разработать новую периодизацию русской истории, отличную от официальной, дворянской. Соловьев пытался установить связи между различными периодами и событиями русской истории, соединяя их воедино. Хорошо об этом позднее сказал Ключевский, вспоминая о Соловьеве: он сообщал своим слушателям "удивительно цельный, стройной нитью проведенный сквозь цепь обобщенных фактов взгляд на ход русской истории... Настойчиво говорил и повторял он, где нужно, о связи явлений, о последовательности исторического развития, об общих его законах".Тема "Публичных чтений" потребовала от Соловьева постановки и решения вопроса о роли "великих людей" в историческом процессе. Вопрос этот поднимался и раньше в русской историографии, но в его трактовке Соловьев пошел дальше, например, Грановского, подчеркивавшего творческую роль личности. В концепции русской истории Соловьев исходил из следующего определения роли "великих личностей": они как бы улавливают потребности роста государства и народа, играют ведущую роль в разрешении задач, поставленных историей перед их страной или народом.Данной проблеме посвящена вся первая лекция, о ней говорят и заключительные строки третьей лекции: "Необходимость движения на особый путь была сознана, обязанности при этом определились; народ поднялся и собрался в дорогу; но кого-то ждали; ждали вождя; вождь явился".Гораздо более настойчиво и последовательно, чем это было сделано в "Истории России", подчеркнул Соловьев в "Публичных чтениях" мысль о том, что реформы начала XVIII в. были "народным делом", а сам царь-реформатор, естественно, должен именоваться "народным царём". Всей своей политикой, говорил Соловьев, Петр выражал народные (а на самом деле - государственные!) интересы. Петр вырастал у Соловьева в "великого народного учителя", "великого помощника народного". Образ "царя-работника", уже намеченный в "Истории России", в "Публичных чтениях" достиг высшей степени идеализации. Самодержец, по своей воле и почину преобразующий страну, не только глава правительства и государства, но и вождь народа - вот кем стал Петр в изображении Соловьева."Публичные чтения" продолжили намеченную уже в "Истории России" характеристику деятельности великих людей.Петр у Соловьева стоит впереди народа, но не над ним. "Почва для истории великого человека, - считает он, - есть история народа" . Далее он утверждает, что значение великого человека может быть правильно понято лишь в связи с историей народа31 , его породившего: "Великий человек является сыном своего времени, своего народа".В то же время Соловьев не раз говорил, что преувеличенное внимание к личности приводит к исчезновению "истории народа, развивающейся самой из себя, по известным законам, при влиянии особенных условий, которые и отличают жизнь одного народа от жизни другого" . Поэтому и Петр для него - гениальный реформатор, правильно понявший задачи эпохи и сделавший все возможное для выполнения этих задач. Эта мысль была Соловьевым сформулирована позднее в другой его работе: "Всякий исторический деятель, в известной степени, есть произведение своего века, и значение его деятельности определяется тем, как он содействовал решению задач своего времени относительно своего народа и относительно других народов, в обществе которых его народ живет, ибо эти две стороны неразрывно связаны".В речи, посвященной Соловьеву, Е. И. Замысловский отметил: "Петр Великий предстал перед нами в живом образе, как человек с недостатками и достоинствами, как величайший по значению своему исторический деятель, соединивший обе половины Европы - восточной и западной - в обшей деятельности, и вместе с тем мы получили ясное представление о беспримерном в истории подвиге русского народа, совершенном им в первой четверти XVIII века".Вслед за Грановским Соловьев склонен был рассматривать историю народа по аналогии с жизнью человека35 . Он выделяет два периода народной жизни - период чувства (время юности народа) и период мысли (время его возмужания). Петр I со своими реформами и выступил как раз при переходе из одного периода в другой, из древней истории в новую. Соловьев задался целью раскрыть и указать условия этого перехода, как общие для всех стран, так и специфические, только для России. Вопрос этот, несмотря на его кажущуюся академичность, на самом деле имел большое общественно-политическое звучание, так как при его решении неизбежно вставала проблема отсталости России от передовых стран Западной Европы. Одновременно автор должен был ответить на вопрос, насколько органичны для исторического развития России были реформы Петра I.Идея исторической обусловленности преобразований первой четверти XVIII в. , столь последовательно проведенная в "Публичных чтениях", была большим научным достижением и Соловьева и всей буржуазной историографии в целом. Реформы Петра I в изложении Соловьева закономерно, органически вытекали из всего предшествовавшего развития страны. Они были прогрессивными как по историческим последствиям, так и по характеру. Тем самым Соловьев выступил против идеализации допетровской старины славянофилами, с одной стороны, и против антиисторизма дворянских историков вообще - с другой. Идея исторической обусловленности была новым словом в русской историографии того времени. Она отличалась целостностью, учитывала решающее значение внутренних факторов общественного развития, устанавливала принципиальное единство исторического пути России и стран Западной Европы. Развитие этой идеи в творчестве Соловьева связано с характерным для него стремлением раскрыть место России в мировом историческом процессе и те специфические пути, которыми шла она в своем развитии в рамках всемирной истории. Соловьев был первым и, пожалуй, в то время единственным историком, владевшим в равной степени материалами и по русской и по всеобщей истории , что, несомненно, расширило его кругозор и дало ему возможность выработать прогрессивные для буржуазной историографии периода ее расцвета методологические предпосылки."Публичные чтения о Петре Великом" были важным и существенным этапом в творческом пути Соловьева. Они свидетельствуют об углублении разработки им темы петровских преобразований. В соответствии с целями этой работы он гораздо больше внимания уделил личности Петра I, усилил психологическую мотивировку его поступков, детализировал его военную, государственную, политическую деятельность."Публичные чтения" были заметным этапом и в лекторской деятельности Соловьева. Если сравнить эти лекции с предыдущими ("Взгляд на историю установления государственного порядка в России до Петра Великого", 1851 г.) и с последующими ("Общедоступные чтения о русской истории", 1874 г.), то можно явственно ощутить, как рос лекторский талант автора, как все образнее и доступнее становился язык чтений. В 1851 г. это были лекции, прочитанные с благотворительной целью для студенческой аудитории. В 1872 г. лекции были действительно публичными. Кроме публики из высших слоев общества, их слушали и военные, и государственные чиновники, и представители прессы. В 1874 г. лекции посещали представители главным образом средних слоев общества - учителя, разночинцы, средние и мелкие чиновники, студенты, гимназисты."Публичные чтения" можно рассматривать как этап в историографии петровской эпохи в целом.

Смотрите другие мои товары
Похожие товары