Вл.кн.СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ и вл.кн.ЕЛИЗАВЕТА ФЕДОРОВНА в КНЯЖЕСКИХ КОСТЮМАХ XVIIв. в КРЕМЛЕ,1903г

Вл.кн.СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ и вл.кн.ЕЛИЗАВЕТА ФЕДОРОВНА в КНЯЖЕСКИХ КОСТЮМАХ XVIIв. в КРЕМЛЕ,1903г
хорошее
номер лота 683039
4д 3ч. до окончания (20 Июнь 2021, 16:41:32)
Стоимость доставки оплачивает покупатель
  • Почта России (отправление 1 класса) 150 руб.
Местоположение: Санкт-Петербург
1/0  просмотров

РЕДКОСТЬ.Старинная открытка.В пользу Общины святой Евгении.Изд.ГОЛИКЕ и ВИЛЬБОРГ.ФОТОГРАВЮРА. ИХ ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЫСОЧЕСТВА ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ с АВГУСТЕЙШЕЮ СУПРУГОЮ ВЕЛИКОЙ КНЯГИНЕЙ ЕЛИЗАВЕТОЙ ФЕДОРОВНОЙ В РУССКИХ КНЯЖЕСКИХ НАРЯДАХ XVII века с КОСТЮМИРОВАННОГО БАЛА В ЗИМНЕМ ДВОРЦЕ 1903г.Как и все участники праздника, «московские гости» сфотографировались для памятного альбома, но позднее решили сделать свой отдельный снимок в Кремле. Интерьеры Теремного дворца Алексея Михайловича как нельзя лучше подходили для выхода в таких нарядах. В одной из палат Сергей и Елизавета представили перед объективом «живую картину»: он сидит на стуле в важной, но слегка непринужденной позе, она с необыкновенным изяществом подносит ему чашу, возможно, взятую для этого случая из Оружейной палаты. Не исключено, что сцена придумана самим Сергеем Александровичем, чей режиссерский талант и высокий художественный вкус замечали многие.Состояние на фото,доставка лота в другой регион-почта России. ДЛЯ СПРАВКИ:В 1903 году в Зимнем дворце состоялся самый роскошный в истории семьи Романовых костюмированный бал маскарад. Бал был приурочен к 290-летию Дома Романовых и проходил в два этапа: 11 (24) февраля 1903 года состоялся Вечер, а 13 (26) февраля непосредственно сам Костюмированный бал.Александра Федоровна и Николай II рассматривали бал не как обычный маскарад, но как первый шаг к восстановлению обрядов и костюмов московского двора, продолжая традиции, завещанные славными предками рода Романовых далекого допетровского времени. И несмотря на все сомнения, споры и пересуды, бал состоялся на славу. Обычно сдерживающий свои эмоции Николай II, был впечатлен балом и записал в своем дневнике:«Очень красиво выглядела зала, наполненная древними русскими людьми».Русский военачальник, приближенный Николая II, дворцовый комендант, генерал-майор Свиты, Владимир Николаевич Воейков отметил:«Впечатление получилось сказочное – от массы старинных национальных костюмов, богато украшенных редкими мехами, великолепными бриллиантами, жемчугами и самоцветными камнями, по большей части в старинных оправах. В этот день фамильные драгоценности появились в таком изобилии, которое превосходило всякие ожидания».Фрейлина императрицы Александры Федоровны, баронесса София Карловна Буксгевден, вспоминала:
"Императрица проявила особенный интерес ко всем приготовлениям к этому балу; она сама, с помощью директора музея Эрмитажа Ивана Александровича Всеволожского, представившего ей необходимую историческую информацию, оформила свой костюм и костюм императора... Мужчины и женщины из высшего общества соперничали друг с другом на этом балу. Из частных коллекций специально для этого случая извлекли великолепные посохи, драгоценности и меха. Офицеры нарядились в мундиры того времени, а придворные оделись в платья, принятые при дворе царя Алексея. Великие княгини были одеты подобно своим прародительницам, а их наряды создавались лучшими современными мастерами. Очаровательнее всех смотрелась на этом балу великая княгиня Елизавета Федоровна. Все танцевали старинные русские танцы, заранее тщательно разученные, - зрелище было поистине завораживающим».Также по инициативе Александры Федоровны участников в исторических костюмах после окончания бала запечатлели в своих фотоработах лучшие столичные фотографы: Л. Левицкий, Д.М. Асикритов, Д.С. Здобнов, Ив. Войно-Оранский, Ф.Г. Боассон, Е.Л. Мрозовская и многие другие. В 1904 году вышел ограниченный тираж альбома с этими фотографиями, состоявший из десяти увражей (папок) большого формата. 21 гелиогравюра и 174 фототипии. Альбом распродавался в первую очередь среди участников бала, а средства от продажи шли на благотворительные цели.Известна нам и точная дата, когда фотографировалась императорская семья, благодаря дневнику Великого Князя Сергея Александровича: «К завтраку в Зимний — цари снимались в костюмах». Запись датируется 3 марта 1903 (16 марта по новому стилю).Все высшее общество российской Империи было облачено в костюмы «допетровского времени». Дамы были одеты в костюмы боярынь XVII века, сарафаны и кокошники крестьянок, кавалеры вышли в костюмах стрельцов или сокольничих XVII века.Удивительным фактом является еще и то, что в 1911 году на немецкой фабрике карточных игр фирмы «Дондорф» (Франкфурт-на-Майне) были разработаны эскизы для колоды игральных карт «Русский стиль» — с фигурами в костюмах, повторяющих наряды участников бала, кроме пикового короля, прототипом которого стала одежда царя Ивана Грозного. Карты были отпечатаны в Петербурге на Александровской мануфактуре, их выход приурочили к празднованию 300-летия дома Романовых. Колода карт «Русский стиль» многим знакома, потому как в Советской России игральные карты продолжали выпускать, более того, их выпуск не прекращен и по сей день, правда, уже в Австрии.В колоде «Русский стиль» отсутствует карта, соответствующая образу Императрицы Александры Федоровны. Но есть карта(крестовая дама), прототипом которой является родная сестра Императрицы – Великая княгиня Елизавета Федоровна.К величайшему сожалению, костюмы Великокняжеской четы(СЕРГЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА и ЕЛИЗАВЕТЫ ФЕДОРОВНЫ) не сохранились, но, к счастью, остались фотографии, благодаря которым, их все же можно описать. Голову Великой Княгини венчает кокошник – что на Руси являлось общим названием традиционного головного убора без учета семейного статуса женщины. Название происходит от древнерусского слова «кокошь» — курица-наседка, в отличие от «кокот» — петух, очевидно, оно связано с формой птичьего гребешка. Форма кокошника была весьма разнообразна для разных губерний нашей страны. Несмотря на петровскую реформу, богатые крестьянки продолжали создавать и носить кокошники. Чаще всего такие кокошники делали из дамасской ткани с позолоченными металлическими нитями или бархата с золотной вышивкой. Шитье, выполненное швом «в прикреп», отличается разнообразием применяемых способов прикрепа золотных нитей, создающих на поверхности шитья фактурные узоры. Богатые крестьяне украшали свои кокошники жемчугом и драгоценными камнями. Кокошники часто сопровождало очелье, покрывающее лоб из ткани или металла, которое заканчивалось жемчужной или бисерной поднизью «ряской». Головные уборы, которые носили незамужние девушки, обнажали свои волосы, считавшиеся достоянием русской культуры. От замужних женщин требовалось полностью прикрыть волосы. В музее Метрополитен г. Нью-Йорка сохранился кокошник Владимирской губернии, созданный в начале XIX века, точно повторяющий по форме головной убор Великой Княгини Елизаветы Федоровны. Этот тип кокошника характерен для Владимирской и Нижегородской губерний.Великая Княгиня Елизавета Федоровна, признанная на этом балу первой красавицей, являла собой образец гармонии и вкуса. Она предстала в костюме русской княгини XVII века, состоящего из светлого ле́тника, шитого золотом спереди и по подолу, и мехового ожерелья, лежащего на груди и плечах. Летник – это верхняя накладная, сильно раскошенная книзу длинная одежда с длинными, очень широкими внизу рукавами. Основное декоративное оформление летника располагалось на шейно-плечевом поясе и внизу рукавов. Рукава летника украшали во́швами – треугольными кусками атласа или бархата, расшитыми золотом, жемчугом, металлическими бляхами, шёлком. Широким концом вошву прикрепляли у запястья, острый свешивался вниз. Руки приходилось держать согнутыми в локте, чтобы вошвы не мялись и хорошо просматривались. Такие же вошвы пришивали к вороту и спускали на грудь. Летник украшали бобровым ожерельем – накладной круглой меховой пелериной с потайной застежкой. Мех для таких ожерелий подкрашивали обычно в черный цвет, чтобы подчеркнуть белизну и румянец лица. Когда вместе с княгиней Юсуповой Елизавета Федоровна вышла солировать в русском танце, от великолепного зрелища было невозможно отвести глаз.Великий Князь Сергей Александрович был облачен в одежды русского князя XVII века. На нем был бархатный кафтан, почти лишенный украшений, богатые оплечья с драгоценными камнями, высокий стоячий воротник и широкий пояс с роскошной золотой пряжкой. Нет сомнения в том, что он лично продумывал детали своего костюма и уж тем более позаботился о том, как будет выглядеть его жена. Пожалуй, как никто из сотен приглашенных на тот бал, Сергей мог почувствовать стиль изображаемой эпохи, так как хорошо разбирался не только в исторических деталях, но и в национальном искусстве, понимая русское видение красоты.Из дневниковых записей Великого Князя Сергея Александровича о подготовке серии знаменитых Русских балов, состоявшихся в феврале 1903 года, стало ясно, что рисунок костюмов для них двоих был заказан Великой Княгиней художнику Сергею Сергеевичу Соломко (1855-1928) между 18 и 21 января 1903 года. Уже через несколько дней рисунки были готовы и одобрены заказчиками. 26 января Великокняжеская чета, находясь в Москве, заказала вышивки для своих костюмов монахиням Новодевичьего монастыря, которым помогли фрейлина М.Н. Ермолова (не актриса) и её тетка Е.П. Ермолова, известная рукодельница.Запись в дневнике Сергея Александровича от 28 января, Москва:

«В 5 ч. чай с М.Н. Ермоловой – она помогала с монахинями для вышивок моего костюма».

30 января:

«(...) М.Н. Ермолова целый день шила, вышивала украшения для костюма жены».

Дневник от 8 февраля, Москва:

«В 5 ч. (...) пили чай: Е.П. Ермолова, М.Н. Ермолова, С.Н. Глебова и мы с женой были в костюмах – всем понравилось – были все монахини, которые вышивали».

22 февраля:

«(...) Получили некоторые фотографии в костюмах – удачно».

Вышивки костюмов Великокняжеской четы были очень близки друг другу, так что вместе Великий Князь и Великая Княгиня смотрелись очень гармонично.Костюм Елизаветы Федоровны, вероятнее всего, был сшит в мастерской Надежды Петровны Ламановой, которая была Поставщицей Ея Императорского Высочества с 1898 года.Как и все участники праздника, «московские гости» сфотографировались для памятного альбома, но позднее решили сделать свой отдельный снимок в Кремле. Интерьеры Теремного дворца Алексея Михайловича как нельзя лучше подходили для выхода в таких нарядах. В одной из палат Сергей и Елизавета представили перед объективом «живую картину»: он сидит на стуле в важной, но слегка непринужденной позе, она с необыкновенным изяществом подносит ему чашу, возможно, взятую для этого случая из Оружейной палаты. Не исключено, что сцена придумана самим Сергеем Александровичем, чей режиссерский талант и высокий художественный вкус замечали многие.

Смотрите другие мои товары
Похожие товары